Русский характер в повести Н С Лескова «Очарованный странник» - сочинение



Повесть Лескова «Очарованный стран­ник» была создана в 1873 году. Первона­чально она называлась «Черноземный Телемак». В образе скитальца Ивана Флягина обобщены замечательные черты людей энергичных, талантливых от природы, во­одушевленных беспредельной любовью к людям. Герой повести — человек из на­рода, не сломленный трудной судьбой, хоть «он всю жизнь погибал и никак не мог погибнуть». «Очарованный странник» был любимым героем Лескова, он ставил его рядом с Левшой. «"Очарованного стран­ника" сейчас же (к зиме) надо издать в одном томе с «Левшою» под одним об­щим заглавием: "Молодцы"», — писал он в 1866 году.

Добрый и простодушный русский испо­лин — таков главный герой повести. Этот человек с детской душой отличается неу­емной силой духа, богатырским озорст­вом и той чрезмерностью в увлечениях, которая столь чужда умеренности добро­детельных героев-буржуа. Он поступает по велению долга, часто по наитию и в случайном порыве страсти. Однако все его поступки, даже самые странные, неиз­менно рождаются из внутренне присуще­го ему человеколюбия. Он стремится к ис­тине и красоте через ошибки и горькие раскаяния, он ищет любви и щедро дарит любовь людям. Говоря словами Достоев­ского, «очарованный странник» — это тип «русского скитальца».

Конечно, Флягин не имеет ничего обще­го с дворянскими «лишними людьми» — типа Онегина, которых имел в виду До­стоевский. Но он тоже ищет и не может обрести себя. Ему не надо смиряться и желать трудиться на родной ниве. Он и без того смирен и своим мужицким зва­нием поставлен перед необходимостью трудиться. Но покоя ему нет. В жизни он не участник, а только странник, «черно­земный Телемак».

В повести жизнь главного героя пред­ставляет собой цепь приключений, столь разнообразных, что каждое из них, явля­ясь эпизодом одной жизни, в то же время может составить целую жизнь. Форейтор графа К., беглый крепостной, нянька груд­ного ребенка, татарский пленник, конэсер у князя-ремонтера, солдат, георгиевский кавалер — офицер в отставке, «справщик» в адресном столе, актер в балагане и на­конец инок в монастыре — и все это на протяжении одной жизни, еще не завер­шившейся.

Само имя у героя оказывается непосто­янным: «Голован» — прозвище в детстве и

юности, «Иван» — так зовут его татары (это имя здесь не столько собственное, сколько нарицательное: «у них все если взрослый русский человек — так Иван, а женщина — Наташа, а мальчиков они Кольками кличут»), под чужим именем Пе­тра Сердюкова служит он на Кавказе: уйдя в солдаты за другого, он как бы наследует и его судьбу и по истечении срока службы уже не может вернуть себе свое имя. И на­конец, став иноком, зовется «отец Изма­ил», оставаясь тем не менее всегда самим собой — русским человеком Иваном Северьянычем Флягиным.

Создавая этот образ, Лесков не забудет ничего — ни детской непосредственности, ни своеобразного артистизма и патриотиз­ма. Впервые у писателя личность так мно­гогранна, так свободна, так «отпущена на волю». В самом странничестве лесковского героя есть глубочайший смысл: именно на дорогах жизни вступает «очарованный странник» в контакт с другими людьми; не­чаянные эти встречи ставят героя перед проблемами, о самом существовании ко­торых он прежде и не подозревал.

Иван Северьяныч Флягин поражает уже своей внешностью: «Это был человек ог­ромного роста, с смуглым открытым лицом и густыми волнистыми волосами свинцо­вого цвета: так странно отливала его про­седь... он был в полном смысле слова бога­тырь... напоминающий дедушку Илью Му­ромца в прекрасной картине Верещагина и в поэме графа А. К. Толстого. Казалось, что ему бы не в ряске ходить, а сидеть бы ему на «чубаром» да ездить в лаптищах по лесу и лениво нюхать, как "смолой и земля­никой пахнет темный бор"».

Рассказ об укрощении коня как будто вовсе не связан с двумя предыдущими, но его финал — гибель укрощенного ко­ня — вызывает в памяти смерть ссыльного дьячка. И здесь и там налицо насилие над свободным от природы существом. И че­ловек и животное, проявившие непокорст­во, сломлены и не могут этого перенести. С рассказа об укрощении коня начинается повествование об «обширной протекшей жизненности» Флягина, и этот эпизод не случайно «вынут» из последовательной цепи событий. Это как бы своеобразный пролог к жизнеописанию героя. По убеж­дению «странника», его предназначение в том, что он — сын «моленый» и «обещан­ный» — обязан посвятить свою жизнь слу­жению Богу.

Иван Северьяныч Флягин живет по пре­имуществу не умом, а сердцем, и потому ход жизни властно увлекает его за собой, потому-то столь разнообразны обстоя­тельства, в которые он попадает. Путь, ко­торый проходит герой повести, — это по­иски своего места среди других людей, своего призвания, постижение смысла своих жизненных усилий, но не разумом, а всей своей жизнью и своей судьбой. Ива­на Северьяныча Флягина как будто и не занимают вопросы человеческого бытия, но всей жизнью, ее причудливым ходом он по-своему на них отвечает.

Рассказ Ивана Северьяныча о своей жизни кажется почти неправдоподобным именно потому, что все это выпало на до­лю одного человека. «Экий ты, братец, ба­рабан: били тебя, били, и все никак не до­бьют», — говорит ему лекарь, выслушав­ший всю повесть.

У Лескова герой обездолен, обокраден судьбой с самого начала, но в процессе самой жизни он во сто крат преумножает духовное богатство, которым наделен от природы. Его исключительность произра­стает, на русской народной почве и тем более значительна, что герой на все отве­чает собственным сердцем, а не разумом. Идее тут противостоит нечто безуслов­ное, выдерживающее самые трудные ис­пытания.

«Очарованный странник» продолжает основную тему творчества Лескова — ста­новление человека, мучительные терза­ния его духа в борьбе страстей и благора­зумия, в трудном познании героем самого себя. За происшествием, случаем встает у Лескова жизнь личности.

Обостренный интерес писателя к нацио­нальной культуре, тончайшее ощущение им всех оттенков народной жизни дали возможность создать своеобразный худо­жественный мир и разработать самобыт­ный, исполненный артистизма, неповтори­мый — «лесковский» способ изображения. Лесков показывал жизнь народа, слитую воедино с народным миросозерцанием, уходящим корнями в национальную исто­рию. Писатель верил, что народ способен глубоко «понимать общественную пользу и служить ей без подгона и притом служить с образцовым самопожертвованием даже в такие ужасные исторические моменты, когда спасение отечества представлялось невозможным».

Глубокая вера в великую народную силу дала ему возможность увидеть и постиг­нуть «вдохновенность» народных характе­ров. Несмотря на многие отрицательные черты, реалистически отмеченные авто­ром, собирательный полусказочный образ Ивана Флягина предстает перед нами во всем величии, благородстве, бесстрашии и красоте и сливается с образом народа-богатыря. «Очень мне за народ умереть хо­чется», — говорит «очарованный стран­ник». Глубоко переживает «черноземный Телемак» свою причастность к родной зем­ле. Какое великое чувство заключено в его незатейливом рассказе об одиночестве в татарском плену: «.. .тут глубине тоски дна нет... Зришь, сам не знаешь куда, и вдруг пред тобой отколь ни возьмется обознача­ется монастырь или храм, и вспомнишь крещеную землю и заплачешь».

В «Очарованном страннике» Лесков го­ворит о «добром русском богатыре», о «добром простодушии», о «доброй ду­ше», о «добром и строгом житии». Жизнь описываемых героев полна диких, злых и жестоких порывов, но в скрытом источ­нике всяких человеческих поступков и по­мышлений покоится доброта — неземная, идеальная, мистическая. Она не открыва­ется среди людей в своем чистом виде, потому что доброта есть состояние души, соприкоснувшейся с божеством.

Тех героев, которые наиболее близки его сердцу, Лесков всегда сравнивает с героя­ми былин и сказок. Не только герои «Оча­рованного странника», но и многие другие образы, созданные писателем, были свое­го рода «иконами» в том смысле, что наи­более значительные их черты отражались писателем «статически», «традиционно», в духе религиозных жанров, жанров фольк­лора и древней русской литературы: житий и притч, легенд и преданий, сказаний, анекдотов и сказок.

Религиозное восприятие мира, склон­ность к суевериям характерны для боль­шинства лесковских героев, соответствуют их традициям и представлениям об окружа­ющем мире. На что бы ни посмотрел рели­гиозный человек из простого народа, все приобретает для него чудесное значение. Совершая свою житейскую дорогу, он про­ливает на нее свет своей младенческой ве­ры, не сомневаясь, что дорога ведет его к Богу. Эта мысль проходит через всю по­весть Лескова «Очарованный странник».

Глубокое ощущение нравственной кра­соты, чуждое развращающего равноду­шия, «одолевает дух» лесковских правед­ников. Родная среда сообщает своим жи­вым примером не только вдохновенные порывы, но и «строгое и трезвое настрое­ние» их «здоровой душе, жившей в здоро­вом и сильном теле».

Лесков любил Россию такой, какая она есть. Он изобразил Русь святую и греш­ную, неправую и праведную. Перед нами удивительная страна удивительных лю­дей. Где еще найдешь таких праведников, умельцев, чудаков? Но вся она застыла в очаровании, застыла в невыраженной красоте и святости своей и некуда ей деть себя. В ней есть удаль, есть размах, есть великое дарование, но все дремлет, все скованно, все зачаровано. «Очарованная Русь» — термин условный, литературный. Это совокупный образ, вобравший в себя тем не менее некоторые стороны истори­ческой действительности.








Поиск
В нашей базе находится больше 10 тысяч сочинений

Лайкнуть похвалить твиттернуть и прочее

Сочинения > Очарованный странник > Русский характер в повести Н С Лескова «Очарованный странник»